14 Июнь 2007
Просмотров: 1341

Из цикла "Неостывшая история"

Андрей Гусин – фигура в футбольном мире чрезвычайно своеобычная и колоритная. На два с небольшим года, невероятно трудных, горьких и счастливых года, его судьба была неразрывно связана с судьбой Самары. Если, конечно, принять как императив – судьбоносность футбола для нашего города. Опорный полузащитник Гусин провёл в «Крыльях» 50 матчей и забил 12 мячей. В самый сложный период в постсоветской истории нашей команды стал её капитаном и одним из тех, кому сотни тысяч болельщиков благодарны за сохранение «Крыльев» в российской премьер-лиге. Андрей Гусин сопоставим по своим достижениям лишь с одним недавним игроком самарского клуба – с Андреем Канчельскисом. Гусин – четвертьфиналист чемпионата мира по футболу-2006 в составе сборной Украины (кстати, как игрок «Крыльев»), полуфиналист Лиги чемпионов, семикратный чемпион Украины. Он сыграл 60 игр за свою национальную сборную. В его активе 64 поединка в Лиге чемпионов. С Канчельскисом болельщики попрощаться не успели. Казалось, и Андрею Гусину мы скажем своё прощальное спасибо только по телефону. К счастью, Андрей Гусин решил, никого не спрашивая, попрощаться со своими болельщиками очно и публично. И прилетел на один июньский день 2007 года, чтобы сделать это на канале «РИО», в студии ток-шоу «Южная трибуна».


Сергей Лейбград, ведущий ток-шоу «Южная трибуна»: Андрей, так как же на самом деле вы ушли из команды? Я не скрою, многие болельщики очень загрустили, к нам в телекомпанию звонили и с болью говорили: «Неужели Гусина могли выгнать?». Другие на вас обиделись, посчитав, что вы бросили «Крылья». И все хотели знать точную информацию, но получить её смогли только из федеральных средств массовой информации и с сайта «Сатурна». Как получилось так, что мы потеряли капитана Андрея Гусина?

- Надо начинать с того, что я имел встречу с президентом господином Барановским. Мы побеседовали, он высказал пожелание команды, вернее той её части, в которую входила администрация и тренерский состав. Сказал, что для команды было бы лучше, чтобы я ушел. Какова настоящая причина?.. Я бы даже не хотел говорить, потому что она не очень понравится ни болельщикам, никому просто… Я первый раз смотрел сейчас интервью Сергея Григорьевича Оборина, и немножко улыбался. Конечно, он все знал, просто непонятно, зачем ставить себя в неудобное положение. Андрей Гусин же не будет идти против коллектива, даже, если коллектив представляют президент и тренер. Я считаю, не надо ни на кого выливать грязь, обвинять. Мы посмотрели условия, как мы видим расторжение контракта. Клуб обязался выплачивать компенсацию. Что ж, раз так надо, то хорошо. Процесс переговорный был длительный, все было давно предрешено. Я подписал бумаги, по-моему, 27 мая. Мы расстались, а спустя неделю «Сатурн» принял Гаджи Муслимович Гаджиев и пригласил меня помочь ему. Тут дело не в моем будущем тренерстве, как говорил Оборин, а в том, что я действительно рассматриваю себя как игрока. Но на данном этапе я еще после травмы не могу набрать кондиции. Если я наберу кондиции, то Гаджи Муслимович будет рассматривать меня как игрока. Давайте будем жить настоящим.

Сергей Лейбград: Для непосвященных всё это произошло внезапно. Я так понимаю, вы прилетели в Самару специально, чтобы попрощаться и с футболистами, и с болельщиками…

- Во-первых, мне очень приятно, что я два с лишним года провел в Самаре. Мне было очень приятно, команда мне очень помогла, я, надеюсь, тоже помог команде. Очень была хорошая атмосфера на стадионе, полный стадион, музыка, салют, болельщики с шарфами. Конечно, это все останется в памяти. Несмотря на то, как мы расстались, это неизгладимо, я всегда буду с большим удовольствием вспоминать проведенные здесь годы.

Александр Понедельников, болельщик: Хочется поблагодарить вас за время, которое вы провели в команде, пожелать удачи в «Сатурне». Но есть желание все-таки версию вашего ухода предположить и от вас услышать ответ. Вас в команду привел Гаджи Гаджиев, вы сейчас уходите к Гаджиеву. Не повлияло ли, что вы были человеком Гаджиева, на конфликт с администрацией и президентом «Крыльев»?

- Я такой прямой связи не вижу. Просто я отношусь к людям с уважением, которого они заслуживают. Если я вижу, что человек ко мне хорошо относится, я тоже к нему хорошо отношусь. Все, кто меня знают, скажут вам, что я открытый человек, всегда говорю правду в лицо. А это не всегда нравится людям. Может, кому-то это не нравится из администрации клуба, поэтому мои прямые ответы могли кого-то напугать. Я считаю, что лучше быть открытым человеком, тем более, что я, в принципе, всегда таким и был. Если я твердо убежден в чем-то, если вижу, что мои аргументы основательнее, а в моем возрасте я могу трезво оценивать аргументы оппонента, то я считаю, надо говорить правду и ничего не скрывать.

Николай Колобков, болельщик: У меня два вопроса. С кем из ребят вы успели пообщаться? Второй вопрос, провокационный. Вы президенту Барановскому при встрече руку подадите?

- Я приехал, чтобы с ребятами встретиться и пообщаться. Когда я подписал бумаги, все разъехались по сборным, я никого не увидел фактически. Я всегда говорил, что обязательно вернусь, пожму руки тем, с кем мне довелось поработать. Еще раз скажу, мне было приятно здесь находиться. С удовольствием что-то вспомним. Кстати, мы с ребятами после «Южной трибуны» где-то посидим в ресторане, поужинаем. Что касается Барановского. Дуться на кого-то, обвинять его, я не собираюсь. Конечно, я пожму руку Барановскому. Просто нужно смотреть на вещи мудрее. Мне, конечно, в душе сначала было неприятно, когда мне это сказали. Надеюсь, что это было их правильное решение. Если это пойдет на пользу команде, я скажу, да вы были правы.

Олег Маханек, болельщик: Андрей, здесь до вас сидел в этом кресле Геннадий Андреевич Сарычев, он вас назвал, а я ему верю, лучшим центральным полузащитником, лучшим игроком в команде «Крылья Советов», я с ним согласен. Спасибо за то, что вы принесли нашей команде минуты наслаждения. Я надеюсь, что на тренерском поприще все должно у вас получиться. Я спрошу вас, как уже бывшего футболиста «Крыльев». Есть ли перспектива у «Крыльев Советов» оказаться по итогам этого сезона хотя бы в «шестерке»?

- Я думаю, что 6 место - это будет хороший результат. В принципе, команда довольно сбалансированная, неслучайно, что она сейчас так высоко забралась. Но для того, чтобы поддерживать высокий темп по ходу чемпионата, нужно иметь и длинную скамейку и равноценные замены. Так что, я думаю, если команда будет усиливаться, то вполне возможно, что сохранит то высокое место, на котором сейчас находится (от ред. - на момент интервью «Крылья Советов» занимали 4 место).

Евгений Стрельцов, болельщик: По прогнозам, когда вы сможете тренироваться в полную силу? И второе, после расторжения контракта с «Крыльями», были ли какие-то другие предложения помимо «Сатурна»?

- Надеюсь, что через неделю-две буду тренироваться в полную силу. Что касается предложений. Когда мы контракт разорвали, я неделю был в свободном плавании, мы начали рассматривать различные варианты, как раз подвернулось предложение из «Сатурна». Так уж совпало…

Сергей Лейбград: Когда вы разрывали контракт – «Сатурна» на небосклоне не было?

- Нет… Да я и не рассматривал ничего. Только спустя неделю Гаджи Муслимович принял «Сатурн» и пригласил меня в помощники… Я бы еще хотел, чтобы вы меня не хоронили как игрока, у меня есть желание играть в основном составе.

Сергей Лейбград: Андрей, давайте чуть-чуть поблуждаем по временам. В 2005 году Андрей Гусин стал капитаном «Крыльев», Андреем Третьим – после Тихонова и Каряки. Был сверхпринципиальный сезон, когда команда в невероятных условиях сохранила место в премьер-лиге. Какой матч для вас самый памятный в составе «Крыльев»? Может быть, домашний поединок с голландским «АЗ»? Есть ли какие-то моменты в вашей самарской карьере хотя бы отчасти сопоставимые с предыдущими вашими выступлениями за киевское «Динамо»?

- Безусловно. В чемпионате России все матчи проходили напряженно. Матчи Еврокубков для любого спортсмена являются знаковыми. У одних – их много, у вторых – мало. С «Крыльями» я выступил в Кубке УЕФА. Конечно, домашний матч с «АЗ» был очень хороший. Жаль, что выездной не очень сложился. А позитив от участия, конечно же, остался и у меня и, думаю, у наших болельщиков.

Сергей Эрастов, футбольный аналитик: Андрей, вы оставили заметный след в истории команды «Крылья Советов». Забили очень много для опорного полузащитника, 12 мячей, числились даже в рядах наших лучших бомбардиров. Хотелось бы узнать, какой гол для вас, забитый в рядах «Крыльев», самый памятный, самый значительный?

- Я сейчас так и не вспомню…

Сергей Эрастов: За то я знаю…

- Я считаю, любой победный гол – самый важный, независимо от статуса матча. Чемпионат ли это, кубок, еврокубок…

Сергей Эрастов: Лучший матч в XXI веке «Крылья» сыграли в Самаре против голландского «АЗ» из Алкмара! И Андрей Гусин забил в нём мяч…

- Знаете, хорошо бы было, если бы он пошел в общую копилку… Но, к сожалению, мы тогда ответную игру проиграли, вылетели и ценность этого гола несколько утратилась.

Александр Чернышев, болельщик: Контракт разорван. Вы сейчас не в «Крыльях», а в «Сатурне». Прошло уже время. Я бы хотел узнать, чего сейчас больше грусти или радости, что вы не в «Крыльях Советов»?

- Я совсем недавно прилетел, и у меня ностальгия появилась после того, как я приземлился в Самаре, проехался по улицам. Так получается, что я не скоро вернусь обратно… Сейчас у меня другие приоритеты, так как я являюсь одним из помощников Гаджиева, у меня голова болит, как наладить игру в «Сатурне», как там обустроиться, решить бытовые вопросы… Здесь я попрощаюсь с ребятами, посидим, поговорим, много работы там очень.

Андрей Чернышев, болельщик: Андрей, ты поиграл в серьезной команде – в киевском «Динамо», с ребятами играл, которые выступали в серьезных командах. С Омари Тетрадзе, Андреем Канчельскисом… Вы, наверное, общались, как происходит расставание с такими значимыми игроками в других клубах, как там себя президенты ведут? Вы часто встречались с Александром Петровичем Барановским?

- Последний раз встречался с ним в Москве, не очень приятная причина была для встречи... У меня агент Шандор Варга, мы с ним часто общаемся, он мне рассказывал про прощальный матч игрока «Арсенала» Дениса Бергкампа. Там было открытие нового стадиона, 66 000 болельщиков, все были одеты в майки с фамилией «Бергкамп». Он собрал бывших звезд, которые играли в «Арсенале», сборную мира собрал, вышла его семья, были подарки, салюты. Это Англия, было празднично, красиво, помпезно. Я не претендую ни на что, я доволен, как у меня здесь сложилась карьера, время, которое я здесь провел, оно прошло с пользой и для меня, и для команды. Видно, мы еще не научились так праздновать. Дело времени, ментальности, дело в подходе конкретных людей к этим проблемам.

Сергей Лейбград: Мы - болельщики «Крыльев Советов», болеть за «Сатурн» не будем, но и не сочувствовать этому клубу теперь невозможно. Там, помимо Гаджиева и Гусина, есть еще Каряка и Немов. Тем не менее, вопрос по «Крыльям». Как вы считаете, удалось ли новому тренеру построить свою игру, отличную от прежней модели? Насколько закономерен нынешний взлет после 11 туров? Не повлияет ли негативно ваш уход на психологическое состояние игроков?

- Я думаю, что мой уход никак не повлияет. Команда длительное время играет без меня. Конечно, новые преобразования Оборин произвел. Если есть у команды результат, это о многом говорит. Другое дело - нет зрелищной, качественной игры, чего хотелось бы болельщикам, но тут ничего не сделаешь. Таков стиль тренера, может быть, таково наличие игроков, тяжело так сразу сказать. Мне хотелось бы пожелать тренеру, чтобы он был настоящим мужиком, и если есть какие-то вопросы, говорил бы прямо всегда в лицо. И относительно ребят, и относительно меня. Мне кажется, определенная скрытость и трусость у него есть, нужно быть все-таки прямым человеком, потому что этим он завоюет больше уважения…

Сергей Лейбград: Мне кажется, в самом начале сезона у вас с ним нормально складывались отношения. И при этом вы уважительно отзывались о Гаджи Муслимовиче Гаджиеве, что естественно, иначе и быть не могло. Я помню, после первого кубкового матча с ЦСКА вы в интервью с симпатией говорили о Сергее Оборине. Недоразумения начались после травмы или раньше?

- Я сам не знаю, когда это все началось. Дело в том, что я был травмирован, фактически не играл, не был на сборах. Очевидно, я много общался с ребятами, очень тесно поддерживал контакты, это видно. Это, может, повлияло, опять же это мои предположения. Я не знаю, насколько это правда. Может, это действительно каким-то образом может мешать тренеру?

Сергей Лейбград: Все помнят акцию «Гаджиев - наш тренер», с такими надписями на футболках вышли игроки «Крыльев» на матч, кстати, с «Сатурном». Я желаю вам поиграть еще пару сезонов точно, но всё же - насколько у вас серьезные намерения стать тренером?

- Мне нравится эта профессия, здесь очень много вещей, которые мне близки, я по духу еще спортсмен глубоко внутри, но иногда рассуждаю как тренер. Я вижу футбол со стороны, вещи, которые подмечаю, молодые игроки еще не видят, поэтому с удовольствием делюсь своими наблюдениями, готов обсуждать их с молодыми футболистами.

Александр Чернышев: Если не секрет, на какой период у вас контракт «Сатурном»?

- Мы еще не подписали его. Всё уже тщательно проработали, надеюсь, мы завтра все окончательно подпишем. Контракт планируется на три года. На такой же срок, как у Гаджи Муслимовича.

Анатолий Фетисов, ветеран «Крыльев Советов»: Вы - лидер команды, капитан. Вы говорите, что вам достаточно месяца, чтобы полностью встать в строй. Такой игрок, как вы, даже не играя в команде, поддерживает её, его авторитет влияет не только на поле, но и за ним. Я вспоминаю капитана «Пахтакора» Мишу Ана, который разбился в 70-е годы…Он мог не полететь в Минск, не должен был лететь, но полетел с командой и разбился. Мне не совсем понятно, как вы уходите, как с вами расторгают контракт после того, что я услышал, что вы через месяц можете начать играть, пусть через 2 месяца?.. Значит, дело не в травме, не в болезни…Это очень обидно…

- Я думаю, обидно - не обидно, что тут поделаешь. Конечно, дело не в травме. Вы тут говорите, что я помогал. Может, слишком много авторитета у меня было?! Кому-то, может быть, стало плохо от этого?! В следующий раз вывесим табличку: «Продаем авторитет»…

Анатолий Фетисов: В «Пахтакоре» Михаил Ан был очень авторитетным человеком, поэтому и полетел, и погиб, потому что, наверное, авторитета у него было не меньше, чем у тренера…

- Давайте оставим эту тему, время расставит все на места, кто был прав, кто виноват. От всей души буду желать «Крыльям» побед, буду помнить прекрасных болельщиков, это ничего не меняет. Та атмосфера на стадионе, она же создается не президентом и главным тренером, это создаете вы. Те, кто приходит на футбол. Я понимаю, что и мне было где-то обидно, и вам, но уже всё - перевернули страницу…

Андрей Чернышев: В конце прошлого года, вы не играли, были травмированы… Ходило много упорных слухов, что вы были инициатором акции в поддержку Гаджи Гаджиева, но я так не думаю, думаю, что это коллектив… Вы имиджевый, топовый игрок, вы сейчас уходите. Если наша команда займет 6 место, как вы думаете, есть такой человек сейчас в «Крыльях», благодаря которому команда выйдет с надписью: «Оборин – наш тренер» или «Барановский – наш президент?

- Если внутреннее желание у ребят будет это сделать, они это сделают. Если люди открытые, они пользуются уважением у болельщиков, как никто другой. Вы же сами чувствуете, какие отношения с тренером, с президентом. Если вы доверяете человеку, любому человеку, независимо от фамилии, вы сами напишите банеры, будете делать интервью, всеми своими действиями будете поддерживать его…